Сообщить об ошибке
Виктор Аристов
режиссер

Родился 9 июня 1943 г. в с. Буденновка Киргизской ССР. В 1968 г. заочно окончил режиссерское отделение факультета драматического искусства ЛГИТМиКа (мастерская М. Сулимова, Р. Сусловича). Работал режиссером в Русском драматическом театре в Джамбуле; режиссером на телевидении; ассистентом и вторым режиссером на к/с "Ленфильм". С 1978 г. — режиссер-постановщик к/с "Ленфильм".
Умер 2 января 1994 г.

Тексты
 

Виктор Аристов — вероятно, самый непонятый режиссер новейшего российского экрана. В начале восьмидесятых он, похожий на больного льва, неприкаянно кружил по «Ленфильму» и раздаривал идеи. Госкино не желало давать постановку ближайшему соратнику «полочного» Алексея Германа. К чести «

Виктор Аристов — вероятно, самый непонятый режиссер новейшего российского экрана. В начале восьмидесятых он, похожий на больного льва, неприкаянно кружил по «Ленфильму» и раздаривал идеи. Госкино не желало давать постановку ближайшему соратнику «полочного» Алексея Германа. К чести «

Виктор Аристов — вероятно, самый непонятый режиссер новейшего российского экрана. В начале восьмидесятых он, похожий на больного льва, неприкаянно кружил по «Ленфильму» и раздаривал идеи. Госкино не желало давать постановку ближайшему соратнику «полочного» Алексея Германа. К чести «Ленфильма» нужно сказать, что здесь умели осторожно и ловко вкрапливать в кинопроцесс неудобные для начальства фигуры. Близилось 40-летие Победы, и «круглой» датой можно было прикрыть спасение режиссерской судьбы. Материал Пороха, снятый в тяжелейших условиях, поразил уверенным размахом батальных сцен. За бомбардировкой Кронштадта словно вставали огненные смерчи Хиросимы; кадры, где нацистские истребители преследуют плотно сбитую группу бегущих на зрителя матросов, вызывали ужас. Отгрохотала бомбежка, белобрысый солдатик елозил на коленях в дорожной луже, охлопывал себя пятернями, истерически ликуя: «Живенький! Живенький!..» — и широчайшей улыбкой сияло лицо его, забрызганное точечками грязи…

В. А. не ходил в режиссерах-теоретиках, но имел идеальное «чувство кино». Перед каждым фильмом любовно прочесывал нераспаханное кинематографом поле — театры глубинки, «вторые составы» столичных трупп — и, словно с улицы или соседнего двора, приводил на экран лица без сального лоска «премьерства» и «актерства». Аристовские многоплановые композиции клубятся фигурками человечков, занимающихся своими нехитрыми делами, и будто выворачивают наизнанку традиционную иерархию соцреализма, меняя местами «главное» и «неглавное».

Казалось, без цензуры В. А. даст волю гражданскому темпераменту. Но его фильм Трудно первые сто лет о неказистых буднях российской деревни напрочь был лишен социальных разоблачений. Героиня, юная Варя, не могла обрести гармонию в браке с приземленным трудягой, на диво селу возводящим для семьи красно-кирпичные хоромы и терзающим ее грубыми ночными ласками. Впрочем, все это давно было нормой экранного реализма — шокировало другое: сны и видения героини занимали столь огромный метраж, словно фильм снял неофит шестидесятых, ошалевший от пролога Земляничной поляны.

Конструкция фильма так диковинна и неустойчива, что, пожав плечами, его предпочли не заметить. Он и сегодня остался непрочитанным: то ли безнадежный анахронизм, то ли преждевременный авангардный жест.

Куда более, чем маньеризм картины Трудно первые сто лет, изумила сухая жесткость Сатаны.

В мире этого фильма убийство — часть повседневности, у В. А. обычно витальной, спасительной, растворяющей в себе любое безумие. А здесь — даже орудие преступления прихвачено в ближайшем гастрономе: эти молочные бутылки достойны войти в кинохрестоматию как идеальное, на уровне опыта немого кино, экранное «прочтение» вещи — перемещение в иной контекст словно обводит ее жирной линией и делает незабываемой, как стакан воды на верхушке зонтика у Магритта.

Исследования мотивов и личности маньяка здесь нет — это было непривычным и казалось промахом. Но и весь фильм построен вызывающе «неправильно»: шок от экспозиции образа Виктора — вероятно, самой страшной в нашем кино — столь силен, что отсекает всякое желание разбираться в подноготной характера этого выродка.

В Сатане откровенно не явлен важнейший для перестроечного кино мотив «отцов и детей», но из контекста системы аристовского миропонимания очевидно, что «сатана» словно вырос из мертвого семени фанатика Никонова, героя Пороха, остервенело служившего надличной идее, выжигая в душе все интимное и человечное. Но вот канула мобилизующая цель, слетел фиговый листок — и потомок его оставляет после себя выжженный след уже с бестрепетным равнодушием. Отчего-то считается, что Сатана стоит особняком на последовательном творческом пути В. А. Но у В. А. все фильмы стоят особняком — в этом и есть его последовательность.

Производственная судьба фильма Дожди в океане трагична. В черновой складке рабочего материала сверкал огнями в открытом море гигантский лайнер, золотились маски, шлемы и копья оперных статистов, гремел под звездным небом марш из «Аиды», среди шелков, японских ширмочек и пестрых птичек томилась в каюте юная красавица, церемонные старушки, прервав ностальгический щебет о былых цирковых гастролях, тут же, на коврике, лихо демонстрировали кувырки и «шпагаты», сверкающий цыганистым глазом эксгибиционист задирал подол длинной рубахи, брутальный сыщик в клетчатом пиджаке преследовал романтического преступника… Сам В. А. рассказывал про облюбованное им для съемок дальневосточное кладбище кораблей, громоздящиеся друг на друга остовы которых образуют целый город с ущельями улиц, площадями и жителями… Но канули времена, когда для съемок Пороха выделялись военные дивизии. После долгих простоев съемки удалось продолжить лишь на палубе ржавой баржи. Вынужденный компромисс подкосил картину и — самого режиссера. Смонтировать Дожди в океане он так и не успел.

Долгие годы за В. А. влачилась репутация гениального второго режиссера. Он поздно начал снимать авторские фильмы — и торопился, задыхался, изводил себя. Кажущиеся простыми — его фильмы не поняты. В. А. шел к кинематографу, соединяющему грубый реализм, эстетизированный кич как часть массового подсознания и метафизическое начало. Но он остался без своего главного фильма — и оттого так томит его судьба, вся в шрамах и зияниях от несвершенного, недовыраженного, оборванного на полуслове.

КОВАЛОВ Олег. Новейшая история отечественного кино. 1986—2000. Кино и контекст. Т. I. СПб, «Сеанс», 2001 

 
 

26.02.1991 На МКФ в Берлине «Сатана» Виктора Аристова получает «Серебряного Медведя». Новый антигерой — убийца как порождение новой действительности

В самом начале фильма симпатичный молодой человек на велосипеде «подбрасывает» девочку в школу. В пути они болтают о том, о сем, и, когда велосипед как бы случайно тормозит на обочине, молодой человек быстро, деловито и без особых эмоций… убивает ребенка, оглушая девочку теми бутылками с молоком, что всю дорогу болтались в авоське...

 
 

02.01.1994 Умер Виктор Аристов

Виктор Аристов работал вторым режиссером у Алексея Германа, а Кира Муратова снимала его в своих фильмах. Испытать на себе близость таких художников бывает небесполезно, но и опасно. Велик риск, что обвинят в эпигонстве, а то и вовсе не заметят в могучей тени. Но дарование Аристова оказалось мощным, и те немногие критики, которым он оказ...

 
 

Работы
Режиссер
1969Евгений Онегин
1980Тростинка на ветру
1985Порох
1987Свояки
1988Трудно первые сто лет
1990Сатана
1994Дожди в океане
Сценарист
1979Жена ушла
автор сценария
1985Порох
автор сценария совм. с А. Макаровым
1987Свояки
автор сценария
1988Трудно первые сто лет
автор сценария совм. с Г. Марковым, Э. Шимом
1990Сатана
автор сценария
1994Дожди в океане
автор сценария
Актер
1978Познавая белый свет
1979Шерлок Холмс и доктор Ватсон
1983Среди серых камней
1987Перемена участи
1989Астенический синдром
директор школы
1991Невозвращенец


Фестивали и премии
1995Премия мэра Санкт-Петербурга
(1994  Дожди в океане)
1994Конкурс профессиональных премий к/с «Ленфильм» и Ленинградского отделения СК
Премия им. А. Пиотровского за лучший сценарий (1994  Дожди в океане)
1994ОКФ «Киношок» в Анапе
Специальный приз жюри «Лебединая песня» (1994  Дожди в океане)
1991МКФ в Берлине
Приз «Серебряный Медведь» (1990  Сатана)
1987КФ "Молодое кино Ленинграда"
Главный приз (1985  Порох)
Библиография
  • Савицкий Н. Право на подвиг
  • СЭ. 1986. № 3 (о ф. Порох); Рунин Б. Как быть с Никоновым?
  • ИК. 1986. № 3 (о ф. Порох); Арефьева И. Воспитание режиссеров — дело штучное. Новая волна "Ленфильма"
  • Кино (Вильнюс). 1986. № 4 (в т. ч. о В. А.); Квирикадзе И. Яблоко Париса
  • Аврора. 1988. № 1 (в т. ч. о ф.  Порох); Будашевская О. Трудно первые сто лет... Инт. с В. А.
  • Кадр. 1988. 30 ноября; Ерохин А. Некиношная война
  • В сб.: Экран’88. — М., Искусство, 1988 (о ф. Порох); Аристов В.: "Хочется работать сегодня". Инт. А. Кравцовой.
  • Смена. 1989. 30 марта; Поздняков А. Виктор Аристов. Сто лет одиночества
  • Кадр. 1989. 19 мая; Смирнов П. Трудно первые сто лет: боюсь, что и последующие тоже
  • Мнения. 1989. Вып. 3; Аристов В.: "Мне хотелось спровоцировать глубокие размышления..." Инт. Э. Яснеца
  • ЛП. 1989. 6 окт.; Павлова И. Бедная Варя
  • ИК. 1989. № 10 (о ф. Трудно первые сто лет); Туровский В. Трудно первые сто лет
  • Собеседник. 1990. № 2; Тюрин Ю. Дальше еще трудней
  • СЭ. 1990. № 2 (о ф. Трудно первые сто лет); Кравцова А. Сатана. Инт. с В. А.
  • Литератор. 1990. 1 июня; Гуревич С. Синдром молодости
  • В сб.: Фильмы. Судьбы. Голоса. Ленинградский экран. — Л., Искусство, 1990; Москвина Т. Сатана. Фильм Виктора Аристова
  • НВ. 1991. 19 янв.; Липков А. Повинуясь злу
  • ЭиС. 1991. 14 февр. (о ф. Сатана); Туровский В. Сатанинские игры
  • Сов. культура. 1991. 30 марта (о ф. Сатана); Матизен В. Мелкий бес по-советски
  • Столица. 1991. № 5 (о ф. Сатана); Божович В. Мы, нищие богачи...
  • НГ. 1993. 27 апр. (в т. ч. о ф. Сатана); Мамин Ю. О моем друге Викторе Аристове
  • Кадр. 1994. № 6-7; Дожди в океане. Два мнения о фильме: И. Гращенкова, А. Шпагин
  • Культура. 1994. 17 дек.; Мамин Ю.: "За красивого человека Виктора Аристова!" Инт. Д. Савельева
  • ИК. 1995. № 7 (о В. А. и ф. Дожди в океане); Шемякин А. Сон во сне
  • ИК. 1995. № 7 (о ф. Дожди в океане); Добротворский С. Тайна двух "Океанов"
  • Сеанс. 1996. № 12. Аристов В.: Стихия нежности
  • В сб.: Динара Асанова. У меня нет времени говорить неправду. — Л., Искусство, 1989; Эпизод из жизни. Фрагменты из дневников
  • Сеанс. 1996. № 12.