Сообщить об ошибке
Юрий Ханин
композитор
 
Родился 16 июня 1965 г. в Ленинграде. В 1988 г. окончил Ленинградскую государственную консерваторию им. Римского-Корсакова по классу композиции (педагог В. Цытович).
Автор балетов, в т. ч. "Шагреневая Кость", "Трескунчик", "Зижель"; опер, в т. ч. "Норма", "Сила судьбы", "Тусклая жизнь"; Средней Симфонии, Симфонии Собак, фрески "Перелистывая людей" и др. Работает под псевдонимами Юрий Ханин, Юрий Ханонъ.
Тексты
 

Внук одного из "королей юмора" начала века, композитора-самородка, мима и эксцентрика Михаила Савоярова, в консерваторские годы Юрий Ханин не избежал положенного всякому enfant terrible скандала: по инициативе композитора Сергея Слонимского его исключили после второго курса (за "Покусанные картинки для скрипки" и "Несонату № 6"), но потом восстановили.

Внук одного из "королей юмора" начала века, композитора-самородка, мима и эксцентрика Михаила Савоярова, в консерваторские годы Юрий Ханин не избежал положенного всякому enfant terrible скандала: по инициативе композитора Сергея Слонимского его исключили после второго курса (за "Покусанные картинки для скрипки" и "Несонату № 6"), но потом восстановили.

Внук одного из "королей юмора" начала века, композитора-самородка, мима и эксцентрика Михаила Савоярова, в консерваторские годы Юрий Ханин не избежал положенного всякому enfant terrible скандала: по инициативе композитора Сергея Слонимского его исключили после второго курса (за "Покусанные картинки для скрипки" и "Несонату № 6"), но потом восстановили.

Занятия музыкой Ю. Х. рассматривает как одну из проекций личной философско-психологической системы, называя свои многочисленные и многожанровые произведения "идеологическими". Некоторые из них, особенно ранние, идеологичны почти буквально: как иначе расценить телевизионный балет по ленинской статье "Шаг вперед — два шага назад" или "Концерт Глиэра для голоса с оркестром"? Одно время композитор, будучи талантливым организатором провокативных акций, занимался активной публичной презентацией своих идей и сочинений — во многом ради того, чтобы пустить людей по ложному следу. Телевизионщикии пресса обеих столиц буквально охотились за ним, выступлениям Ю. Х. всегда сопутствовал аншлаг. Но он быстро отошел от этой деятельности, столкнувшись с естественными трудностями материального свойства и устав играть роль enfant‘a. Тем не менее меломаны до сих пор с благодарностью вспоминают его урожайную пятилетку конца восьмидесятых — начала девяностых, когда концерты под лейблами "Музыка Собак" или "Средняя Музыка" обещали невозможный в наше скучное время скандал на почве искусства.

Сам же Ю. Х., иронично оглядываясь на прошлое, незаметно для всех работает на будущее — вдали от косной академической среды и вульгарной тусовки. Его музыка к Дням затмения и спустя десять лет остается новаторской и, страшно сказать, гениальной. Ю. Х. говорил, что писал эту музыку не к сценарию и не к киноизображению, а к лицу Сокурова. Поэтому первый — он же основной — музыкальный фрагмент был назван композитором "Одна, отдельно взятая голова". Эпический пафос Дней затмения задан именно интонацией этого фрагмента. Камера парит в небе, сквозь детские голоса прорывается протяжный вопль (это не баба орет, а сам Ю. Х.) и стихает вместе с ударом о землю. И начинается музыка.

Сокуров просил написать "что-нибудь для аккордеона". Это действительно "что-нибудь". Пошлейший мотив из одного, разложенного на арпеджио, гармонического аккорда подвергнут деконструкции. Инструменты оркестра, дуя в одну дуду, тем не менее фальшивят и кривляются на фоне тревожных вторжений ударных, имитируя сложность и многозначность, а в финале разрешаясь наконец "теплой", внятной и примитивной мелодией. Однако это не карикатура — просто композиторская рефлексия по поводу некоторых музыкальных интервалов и пауз. Она вызывает ответную рефлексию зрителя по поводу отдельных кадров, панорам и монтажных стыков.

Сотрудничество с Сокуровым продолжилось на Спаси и сохрани, но из полутора часов студийной записи в фонограмму фильма вошли только девять минут. Лучшим музыкальным эпизодом из этой малости является сцена в опере, где спародирован "итальянский дуэт". Он исполняется на оперном "волапюке": вырванную из стихотворения фразу "вчера расстались мы с тобой, я был растерзан" тенор надрывно повторяет, все время повышая градус, а сопрано веско подтверждает "о si!", после чего оба голоса сливаются в невообразимой мешанине из горьких слов (уже на итальянском) и сладостных звуков. Композитору удалось перевести слова "скрипки рыдают" на язык нот. Недаром в ложе кто-то из персонажей шепчет: "Ханин сегодня неподражаем". Сесиль Зервудаки в упоении запрокидывает голову и закатывает глаза. Провинциальный театр блещет мишурой. В сущности, эта сцена и есть воплощение пошлейшей мечты, погубившей Эмму Бовари.

Дальнейшая работа Ю. Х. в кино уже без Сокурова приводит почти к нулевым результатам: было предложение Сергея Соловьева переделать останки записей к Спаси и сохрани в саундтрек Анны Карениной, что-то сделано для видеофильма некрореалиста Игоря Безрукова Шагреневая кость, какие-то готовые фрагменты включал в свои фильмы документалист Виталий Манский (например, в Тело Ленина вошло сочинение под странным названием "Гробница его Баха"), на "Ленфильме" был записан, но так и не востребован цикл "Ошибочные песни" на стихи из Пятикнижия.

Можно сказать, что кино отказалось от Ю. Х., не желая быть фоном для его фантазий. Можно сказать, что Ю. Х. отказался от кино, которое ему наскучило. Можно назвать это оптимистической трагедией или пессимистической комедией конца века.

Ирина Любарская

 

Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. III. СПб, “Сеанс”, 2001

 

 

 
 

Работы
Сценарист
1992Шагреневая кость
автор сценария совм. с И. Безруковым
Композитор
1988Дни затмения
1989Спаси и сохрани
1991Этюды о любви
1992Шагреневая кость
Актер
1992Шагреневая кость


Фестивали и премии
1988Премия «Феликс» Европейской киноакадемии
За лучшую музыку (1988  Дни затмения)
Библиография
  • Егорова Т. Эффект дисгармонии
  • ИК. 1989. № 5 (о работе Ю. Х. в ф. Дни затмения); Попов Д. Космический ракурс
  • ИК. 1989. № 5 (о ф. Дни затмения, в т. ч. о Ю. Х.); Губин Д. Игра в дни затмения. Инт. с Ю. Х.
  • Огонек. 1990. № 26; Юсипова Л. Композитор мысли. Инт. с Ю. Х.
  • Театр. 1990. № 11; Морозова И. Вектор жить. Инт. с Ю. Х.
  • ТЖ. 1990. № 12; Ханин Ю. Исходная позиция. Инт. корр.
  • Сов. балет. 1991. № 1; Морозова И. Один из трех композиторов. Инт. с Ю. Х.
  • Столица. 1991. № 11-12; Максимов М. Музыка эмбрионов. Инт. с Ю. Х.
  • Смена. 1991. 9 мая; Шевченко К. Странные концерты и славные певцы
  • Смена. 1991. 12 ноября; Ханин Ю.: "Я не упускаю случая пустить по ложной тропе тех, кто и так по ней идет". Инт. С. Кочетовой
  • ЧП. 1991. 2 дек.; Шевченко К. "Второе предупреждение" из Англии
  • Смена. 1992. 15 апр.; Абраменко О. Ханоническое лицо Александра Скрябина
  • ПЧП. 1998. 21 янв. (о кн. "Скрябин как лицо"). Ханин Ю.: Скрябин как лицо. — СПб., Центр средней музыки, 1995. Лобзанья пантер и гиен
  • Огонек. 1991. № 50; Шагреневая кость
  • Место печати. 1992. № 1; Моя маленькая ханинская скрябиниана
  • Место печати. 1992. № 2; Беседа с психиатром в присутствии увеличенного изображения А. Н. Скрябина (естественно-разговорная мистерия в одном акте)
  • Место печати. 1993. № 4; Моя маленькая правда о той войне
  • Место печати. 1994. № 5.